«У нас все равно будет нормальное европейское будущее». Светлана Алексиевич презентовала свою книгу в Минске

Площадка примерно пятнадцать на пятнадцать метров не смогла вместить всех желающих. Человек пятнадцать наблюдали за происходящим со второго этажа. Оттуда же летели записки с вопросами писательнице. Сегодня, 8 февраля, на XXI Минской международной книжной выставке-ярмарке прошла презентация книги Светланы Алексиевич «Время секонд-хэнд». На мероприятие пришли порядка ста человек. Только два с половиной часа Светлана Алексиевич подписывала книги своим читателям. TUT.BY уловил самые интересные моменты встречи и высказывания Светланы Алексиевич.

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О мыслях перед презентацией

«Я соскучилась по своему белорусскому читателю. Я все-таки много лет жила за границей, среди других людей. Там выходили книги тоже, но там люди иначе смотрели на нашу историю, со стороны, кто-то что-то не понимал. Я ехала и думала, что за люди придут, о чем они будут спрашивать… Прекрасные люди. Это учителя, программисты, врачи. Многие жаловалось на страх, на то, что чувствуют давление везде. Еще я заметила, что люди хотят разговора: разговаривать, слушать человека, который с ними бы говорил о том, что его волнует. Я не люблю нашу историю, а людей наших люблю. Люди хотят новой жизни сейчас более активно».

О книге

«35 лет я писала эту книгу (цикл из пяти работ Светланы Алексиевич под общим названием «Красный человек. Голоса утопии», книга «Время секонд-хэнд» завершает цикл – TUT.BY). Это одна книга, одна душа. Это книга о том, как мы жили, как мы оказались в растерянности. В Беларуси время вообще остановилось. Много русского материала, там страх людей есть, капитализм неожиданный для большинства людей. У нас все немножко спрятано, немножко социализма, немножко капитализма, немножко императорства. Во всем этом очень трудно разобраться. Я думаю, что сегодня люди спасаются тем, что закрылись в своем доме, круге близких людей. Молодые люди этот вакуум заполняют тем, что пытаются ездить, видеть мир. То есть каждый находит свой путь к выживанию. Наверняка, это промежуточное время, в котором нам надо будет прожить. И я бы хотела сказать тем, кто постарше: не надо быть в отчаянии, все-таки самое главное мы сделали – коммунизм побежден. А молодым людям хотела бы сказать: готовьтесь к будущему. У нас все равно будет нормальное европейское будущее. Мое поколение до этого не доживет, а вы доживете».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О ситуации в Украине

«Утро начинается с того, что я подхожу к компьютеру и смотрю, что там в Украине. С надеждой и страхом. И страха больше. Пойти на Майдан легче, чем уйти с Майдана. Я наполовину украинка. В Западной Украине никогда не принимали русское, Россию. Я помню бабушка меня маленькую пугала: «Вот придут москали!» Понимаете, какое отношение? А мой отец воевал с бандеровцами. Его уже нет. Но я помню, как он говорил: «Там в земле такие склады оружия… Посмотришь, оно еще будет стрелять». Папы уже нет, а мир сейчас под такими серьезными вопросами».

О встрече с президентом Германии

«У меня недавно была встреча с немецким президентом. Он все время спрашивал: «Скажите, почему белорусы не украинцы?» Попробуйте ответить на этот вопрос. Это надо рассказать всю историю, рассказать очень много вещей — и это очень сложно понять».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О зависимости ситуации в стране от смены поколений

«В 90-е годы писатель Алесь Адамович (и не только он, но мы с ним говорили на эту тему) тоже считал, что придет через 20 лет новое поколение — и это будет совершенно другая страна. Но вы знаете, я ездила и по России, и по Украине немножко, и по Беларуси. Я не могу сказать, что новое поколение — это совершенно другие люди. Они достаточно сервильны (рабски угодливы – TUT.BY), достаточно материальны, достаточно приспосабливаются к тому, что происходит. Есть студенты, люди молодые, которые живут в больших городах – это те люди, о которых мы мечтали. Как вы знаете, раз в пять лет они выходят на площадь, потом их выгоняют из университетов, и они разъезжаются по всему миру, а мы опять остаемся ни с чем. Поэтому я не преувеличивала бы так сильно биологический фактор. Да, мы на него надеялись, но время, к сожалению, это не подтвердило. В России – нашисты, в Беларуси – молодые лукашисты… Но в то же время я верю в эффект травы: что все равно время движется к какому-то знаменателю и время любой формы тоталитаризма все-таки кончается. Уже нельзя будет делать Северную Корею в центре Европы».

О толерантности белорусов

«Возьмите вторую мировую войну, даже Гитлер спрашивал: «А что это за народ — белорусы?» Потому что литовцы, поляки, украинцы сами уничтожили своих евреев. Еще никто им не сказал — они их убивали. А белорусы – нет».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О белорусском языке

«Нация начинается с языка. …Лет 200 мы потеряли минимум. Поляки его (белорусский язык – TUT.BY) не любили. Русские тоже уничтожили. Поэтому мы потеряли много времени. Язык был в неживом состоянии. И только сейчас возвращается это время — люди хотят быть белорусами».

О молчании белорусов

«Это вопрос к нашим родителям и самим себе. Я думаю, теперь мы еще больше будем молчать, потому что люди испугались, смотря на то, что происходит на Майдане. Наш трезвый крестьянский народ будет очень глубоко думать. Я думаю, что белорусы никогда не чувствовали себя независимыми. Государства же не было как такового, государство было в тени поляков, русских. Это сложный вопрос. Я больше скажу, что эта трезвость крестьянская, может, она нас и от многого спасает. Я бы так не торопилась говорить, глядя на те кадры Майдана, на которые я смотрю. У меня не только восхищение одной из своей частей — украинской, но и если бы я была политиком, я бы чувствовала большую ответственность. Позвать людей на площадь — это большая ответственность. Потом это становится неуправляемо. Я не люблю революции. Чем больше я живу, тем больше не люблю».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О закрытии издательства «Логвинов»

«Я категорически против закрытия издательства. И против этого безобразного комментария Николая Чергинца об этом (Напомним, 5 февраля Николай Чергинец в комментарии «БелаПАН» нелестным образом отозвался о ситуации, поддержав его закрытие. Закрыли издательство из-за выпущенного альбома «Пресс-фото Беларуси-2011″, который суд признал содержащим экстремистские материалы). Такое чувство, что ни одной книжки не читал этого издательства. Они издавали умные хорошие книги именно о Беларуси, независимые книги. А то, что он сказал… Мне кажется, что сверху до низу никто по настоящему или не читал эти книги, или слишком внимательно их читали. Это смелые ребята, которые делали свое дело. Им можно сказать: крот истории роет, ничего остановить невозможно».

О Нобелевской премии

«У меня очень много премий — больше десяти. Европейских, русcких… Но я узнавала о них в тот день, когда давали. Это какая-то внешняя жизнь, она идет параллельно. Конечно, приятно получать премию. Ты понимаешь, что все, что ты делаешь — это не зря, это где-то пробивается к людям. Но я об этом (о премиях – TUT.BY) не думаю. Я все равно делала бы свою работу так, как я это делаю, даже если бы у меня не было премии».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

Об исламе в Западной Европе

«Ислам в Европе — это очень сложно. У моего друга, очень известного профессора слависта дочь совершено неожиданно выходит замуж за араба. У другого — выходит за турецкого юношу. Это некий протест тому, что происходит в Европе. Для Европы это очень серьезная проблема и вызов. Ислам очень сильный, очень организованный, эти массы так нераздроблены, как массы европейские. Поэтому еще будут огромные проблемы у Европы и мира».

О нашем пути в Европу

«Это конечно большой и серьезный вопрос. Рано или поздно мы повернем туда, сохранив отношения с Россией . Но, я думаю, для этого понадобится очень много времени, и предсказать, какая к этому времени будет Европа, очень сложно».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О том, о чем спрашивает европейский читатель

«Скажите, почему это бесконечное страдание, унижение не конвертируется в свободу, в достоинство? Ну, почему люди, победив в такой страшной войне потом идут в стойло? Почему люди, которые вышли в 2011 году с белыми ленточками в Москве, почем один процесс — и они пошли в стойло? Смотрите, на Украине они же это не делают».(Спрашивают у Светланы Алексиевич на презентациях и встречах с читателями в Западной Европе – TUT.BY)
У них (людей из Западной Европы – TUT.BY) рождается масса вопросов. Они видят, что проблема намного шире, чем они себе представляли: что Путин — диктатор, Лукашенко – диктатор… Они говорят: «Мы понимаем из книги, что эти типажи – заказ общества. Это аккумилированное желание общества. Значит, общество находится на такой стадии развития». Это самое главное, что они выносят из книги: что это не желание одного человека».

О современной белорусской литературе

«Мы живем сейчас в промежуточное время. Если вспомнить Советское время, то какие сильные поколения писателей приходили: Быков, Адамович, Пташников… Сейчас я не могу сказать, что такие сильные поколения. Володя Орлов делает свое большое дело, рассказывая об истории Беларуси. Но такого сильного движения, мне кажется, нет. Может быть, потому, что распалось прежнее здание, мир наш. Еще люди не готовы осознать то, что произошло».

Светлана Алексиевич. Фото: Дмитрий Брушко. TUT.BY

О том, что можно посоветовать молодежи

«Получайте профессию, знания. Придут новые времена, и к ним мы должны быть готовы. Что такое власть? Вместо Лукашенко будет кто-то другой, не в этом дело. Должна вся система поменяться, а для этого нужно очень много молодых профессиональных людей».

О будущем

«Я не Глоба, и то он в последнее время говорит, что не знает, что будет. Есть такой русский писатель Дима Быков – он что не спросишь, все знает. Я не отношу себя к таким писателям. Я знаю, что жизнь очень сложная вещь, и как будет дальше, никто из нас не может гарантировать».
Читать полностью: www.tut.by
 

Добавить комментарий